Анализ ПБК покажет

Судя по всему, у телевизионного «Первого балтийского канала» (ПБК), являющегося местным клоном российского «Первого канала», дела идут плохо. Возможно, потому что уже мало кто воспринимает работников этого канала как тележурналистов.

Так, по сообщению английской газеты Mail on Sunday, министерство обороны Великобритании разослало командирам британских военных баз секретное предупреждение, которое запрещает военнослужащим вступать в разговоры с сотрудниками «Первого канала» и предписывает незамедлительно сообщать в полицию о появлении возле военных объектов российских «тележурналистов».

По сообщению портала RUS.ERR, забавный эпизод произошел с оператором ПБК Игорем Абрамсоном, который на мосту «Дружба», соединяющим Нарву с Ивангородом, был задержан на российской стороне. Позже сам Амбрамсон так описал происшествие: «Мы вместе с другими журналистами снимали встречу Деда Мороза и Санта-Клауса на российской стороне. Я снимал все вокруг, в том числе и российских пограничников. Им это показалось подозрительным, и меня попросили написать объяснительную. Я пробыл там ровно столько времени, сколько потребовалось на написание объяснительной. Они выполняли свою работу, я — свою. Никаких претензий не имею». При этом Амбрамсон не сказал, как именно мотивировали российские пограничники свое требование, просматривали ли они отснятый им материал и что конкретно он написал в объяснительной.

Но это еще цветочки. О ягодках написал еженедельник «МК-Эстония», входящий в тот же медиа-концерн, что и ПБК.

Сначала в большой статье без автора нагнетаются страсти: «Нас не хотят информировать!», «Госучреждения отказываются от сотрудничества с русскими каналами!», «Почему не до всех из нас доносят важную информацию, которая может спасти нам жизнь?» И так далее в том же духе.

После столь драматического вступления директор фирмы BMA Estonia Ирина Козыренко, которая собирает рекламу не только для ПБК, но и для других российских телеканалов, транслируемых в Эстонии, сообщила, что «коммерческие клиенты, от решений которых зависит их собственное благополучие и успешность их бизнеса», поддались «на пропаганду эстонских СМИ», которые «агитируют эстонских рекламодателей не использовать в своих рекламных кампаниях канал ПБК». Затем Козыренко с печалью констатирует, что «на такого рода пропаганду «ведутся» и государственные учреждения».

В качестве примера приводятся Спасательный департамент и Департамент шоссейных дорог, руководство которых подверглось на страницах «МК-Эстония» критике за то, что отказалось заказывать социальную рекламу на ПБК. Особое раздражение у неизвестного автора статьи вызвал ответ, полученный редакцией «МК-Эстония» от Департамента шоссейных дорог: «Мы исходим, в первую очередь, из того, что Департамент шоссейных дорог как госучреждение хочет сотрудничать со СМИ, чьи редакции – независимы».

За отказ заказывать рекламу на ПБК подверглись критике также Эстонский союз рака и Институт развития здоровья.

Итог подвел советник BMA Estonia Маргус Мерима: «Многих из тех, кто решает – политиков и чиновников – тревожит то, что на ПБК есть и свой контент, «Новости Эстонии», аналитические передачи и многое другое. А многим не нравится, что ПБК в своих суждениях – независим и не следует слепо мейнстриму и точке зрения эстонских СМИ».

Судя по этой публикации, а также по разговорам в русскоязычной журналистской среде, в 2018 году существенно сократился приток рекламных денег на ПБК. Поэтому для хозяев телеканала еще большее значение приобретают сотни тысяч евро, которые мэрия Таллинна ежегодно платит за производство и показ на ПБК трех телепередач – «Доброе утро, Таллинн», «Наша столица» и «Русский вопрос». Логично, что в этих условиях от работников ПБК, которые давно размыли границу между журналистикой, пропагандой и обслуживанием партийных интересов, потребуется еще большее усердие, чтобы ПБК не потерял такой стабильный источник дохода, как деньги таллиннских налогоплательщиков.

Комиссия по надзору за финансированием партий уже признала передачу «Русский вопрос» скрытой пропагандой в пользу Центристской партии. О том же в интервью сайту Baltnews говорил и парламентарий-центрист Владимир Вельман, по мнению которого, в «Русском вопросе» ведется открытая пропаганда в пользу конкретной группы активистов Центристской партии.

Публицист Михаил Петров на сайте Ruspol под другим углом зрения раскритиковал создателей «Русского вопроса», которых он назвал «семейной парой Владиславлева и Цукермана»: «Нынешний «русский вопрос» в эстонском эфире обсуждают лица неславянского происхождения. Вот бы меня пригласили в студию обсуждать еврейский или корейский вопрос в Эстонии. И я бы с умным видом понес в эфир какую-то ахинею, за которую в Корее меня скормили бы собакам, а в Израиле побили камнями».

Якобы нападки на ПБК в статье, опубликованной в таллиннском муниципальном издании «Столица», попытался разоблачить ведущий передачи на Tallinna TV Андрес Райд: «Драка вокруг роли ПБК в формировании Таллиннской мэрии может продолжаться бесконечно. Но за всем этим проглядывает фон – разочарование и фрустрация: деньги, которые могли бы попасть в руки «более нуждающихся», поражение, которое [оппозиции в Таллиннском горсобрании] нужно выставить результатом жульничества».

Поскольку «свара» (по выражению Райда) вокруг ПБК не утихает, то в период избирательной кампании в Рийгикогу я намерен провести контент-анализ тех телепередач на ПБК, производство которых оплачивает мэрия Таллинна. Все-таки интересно посмотреть, изменилось ли что-нибудь в содержании этих передач или они по-прежнему представляют собой скрытую (и не очень) пропаганду Центристской партии.
Eesti Päevaleht, 31.12.2018.

Опубликовано в Oleg